Владислав Наганов (naganoff) wrote,
Владислав Наганов
naganoff

А вы, друзья, как ни садитесь – всё в музыканты не годитесь!

Почему в России крупные частные коммерческие организации ничуть не эффективнее, чем государственные компании? И даже российские филиалы международных корпораций (в США и Европе работающие по общепринятым корпоративным стандартам) у нас в стране почему-то неминуемо погрязают в бюрократии и стараются соответствовать бандитским понятиям, устанавливаемым коррумпированными чиновниками и силовиками? Откуда у нас взялись все эти «эффективные манагеры», подражающие западным менеджерам примерно так же, как и вшивые варвары пытались рядиться в римские тоги на развалинах захваченного Форума?

Существует распространённое мнение, что эффективность управления предприятием зависит от формы собственности, и частный собственник всегда более эффективен, чем государство. Может, на Западе это и так. А вот здесь, в России, частный бизнес не только выживает в атмосфере враждебности, но и вырождается изнутри, поскольку для этого специально созданы все необходимые условия.

Тем, кто не согласен с этим, напомню нашумевшую историю об обращении клиента в один из российских банков с просьбой снять рекламный щит, содержавший устаревшую информацию о местонахождении своего банкомата. Почитайте, если кто ещё не читал, рекомендую. Мало того, что решение проблемы растянулось более чем на полгода, но когда менеджер банка, наконец, сообщила в электронном письме заявителю о снятии этого щита, выяснилось, что она случайно приложила к ответу всю цепочку служебной переписки на эту тему, которая состояла из полусотни писем, полных ругани, перевода стрелок, переваливания ответственности друг на друга, поисков виноватых и т.д. В итоге, после подсчётов, выяснилось, что суммарное время, затраченное на решение проблемы по снятию рекламного щита всеми сотрудниками банка, составляет 423 часа 32 минуты. Совокупная сумма расходов (включая оплату труда сотрудников) составила 298 324,34 руб. Напоминаю, речь шла всего лишь о снятии щита-указателя на столбе, который можно было в прыжке сбить одним молотком! Вот оно – торжество «эффективных манагеров».

Это – не исключение, это – правило работы крупных российских компаний. Они безуспешно пытаются мимикрировать, подделываться под западные стандарты (полагая, что всякие Департаменты, Дивизионы, Советы Директоров и т.п. автоматически делают их компанию более «западной») – а всё равно наружу выпирает совковая бюрократия.

Более того, этот стиль работы и коррупция из России уже распространились и на Западе. Власти государств ЕС и США, конечно, не обязаны решать наши проблемы, однако они должны предпринять хоть какие-то действия, потому что, когда коррумпированные чиновники и бизнесмены воруют русские деньги, они вкладывают их в активы именно в США и ЕС. Одно дело, когда бороться с коррупцией в «Газпроме» требует миноритарный акционер Навальный, и совсем другое дело, когда этого потребуют крупные транснациональные корпорации.

Перейдём к примерам «адаптации» международной компании к суровым реалиям РФ. Начнём с российского подразделения крупной международной консалтинговой сети «Прайсвотерхаускуперс» (PricewaterhouseCoopers, PwC). Тот же Навальный уже охарактеризовал аудиторов этой компании, проводивших проверку отчетности «Транснефти», как «чудовищное жулье, покрывающее любые махинации». Навального возмутило то, что PwC, являясь аудитором «Транснефти», не обнаружила нарушений в ходе строительства ВСТО, в ходе которых было «украдено не менее $4 млрд». Кроме того, следует помнить, что именно аудиторы российского подразделения PwC в июне 2007 года фактически подставили агонизирующий ЮКОС, отозвав аудиторские заключения за 1996—2004 годы. Акционеры ЮКОСа объяснили такой шаг аудиторов политическим давлением. «Я был поражен заявлением PwC, в котором они сослались на якобы полученную новую информацию, но при этом отказались пояснить кому бы то ни было, в чем она заключается, - заявил Тим Осборн, директор компании GML, в прошлом известной как Group Menatep. - Я считаю, что в отсутствие объяснений причин их отзыва, остается только предполагать, что они уступили политическому давлению со стороны российских властей. Мы знаем, что им угрожали потерей лицензии, они делали все возможное, чтобы сохранить "Газпром" в качестве своего клиента».

Действительно, в марте 2007 года арбитражный суд Москвы признал PwC «фактическим участником реализации незаконных налоговых схем» «ЮКОСа» и обвинил её в нарушении профессиональных стандартов, а также признал недействительными договоры на проведение аудита «ЮКОСа» за 2002—2004 годы и постановил взыскать с компании 480 тысяч долларов. При таких обстоятельствах, конечно, отзыв заключений выглядит как позорная сдача своего клиента в обмен на прекращение преследования. Может, это и был вынужденный шаг, но лично я не доверял бы той компании, про которую знал бы, что она может кинуть, едва только запахнет жареным. А в тех же Штатах невозможно представить себе подобное, ведь даже во время скандала вокруг американского энергетического гиганта Enron в 2001-2002 гг. аудиторы из Arthur Andersen не отзывали своего заключения. Вообще, в мировой практике примеры, когда крупнейшие аудиторские компании отзывали свои заключения, можно пересчитать по пальцам.

Следующий пример «адаптации» – российский оператор наружной рекламы «Ньюс Аутдор Груп», 80 % которого принадлежит компании News Corp. Руперта Мёрдока. В начале ноября 2009 года в России стартовала новая рекламная кампания журнала «Русский Ньюсвик» (почившего в бозе год спустя). Речь шла о серии баннеров — на каждом были изображены руки, складывающиеся в определенные жесты с короткой подписью под ними.





В интернете проблем с размещением не возникло. А вот с наружной рекламой - возникли. От размещения щитов отказались метрополитены Москвы и Петербурга (но это ещё можно понять - они принадлежат государству). Далее, рекламу для подсвеченных изнутри щитов забраковали пять столичных офисных центров (и их тоже можно понять, это – российские организации). А вот «Ньюс Аутдор» отказалось предоставить «Русскому Ньюсвику» площади на остановках городского транспорта.

Отказ прозвучал деликатно. По сообщению «Форбса», лидер рынка наружной рекламы официально заявил представителям «Русского Ньюсвика», что для адресного размещения у него нет свободных мест. А в телефонном разговоре пояснил, что макеты «политические и провокационные». Источник в «Ньюс Аутдор» сообщил «Форбсу», что на рассмотрение юридического отдела рекламные макеты не поступали, и, видимо, их самостоятельно «зарезали» специалисты отдела продаж.

«Мы возмущены. На каком основании эти люди отказывают нам? Наш продукт удовлетворяет всем требованиям законодательства. Но они думают, что просто пошутить, например, про экономику — это уже подрывание основ. Это смешно и нелепо: цензура, исходящая от менеджеров среднего звена. Так они скоро шнурки будут бояться завязывать идеологически неверным образом», — заявил главный редактор журнала Михаил Фишман.

Вот он – корень проблемы. Цензура менеджеров среднего звена. Да и высшего – тоже. Кадры, действительно, решают всё: «Самостоятельно зарезали». А внесистемная оппозиция тут что-то говорит о притеснениях граждан со стороны режима, нарушениях гражданских и политических прав... Да о чём речь, зачем Суркову или Путину вообще что-то кому-то указывать, если есть люди, которые сами готовы с пеной у рта бежать впереди вагона, и быстрее самой власти что-то запретить, не допустить, не позволить?! Возникла самоцензура особого типа — советский человек, укушенный капитализмом. Эти люди рассудили: зачем портить отношения с начальством или властью ради какого-то журнала? Лучше проявить раболепие. А иные и вообще не рассуждают – как только заходит речь о чём-то, что против власти, они чуть ли не впадают в истерику. И международная репутация любой транснациональной корпорации запросто подрывается местными кадрами, забитыми, трясущимися от ужаса перед властями. Знал ли о произошедшем Руперт Мёрдок? И что было бы, если бы подобное случилось не в Москве, а, скажем, в Нью-Йорке? Общественный взрыв – это как минимум. И последующая зачистка Мёрдоком всего менеджмента и виновного персонала, безусловно.

История с рекламой «Ньюсвика» - не первый случай цензуры со стороны владельцев рекламных конструкций. В 2007 году журнал «Эсквайр» начал рекламную кампанию, в основу которой были положены цитаты известных людей, опубликованные в журнале. «Ньюс Аутдор» забраковала щиты с цитатой рок-музыканта Боно, который сравнил политику с производством сосисок: «Если знать, что туда кладут, никогда не станешь их есть». Цитату для щитов, принадлежащих «Ньюс Аутдор», пришлось заменить. Это – что, пример эффективной работы? Мыслимо ли на Западе подобное?

Ещё один штрих – трогательные попытки российских компаний мимикрировать под западные стандарты. Для этого они часто заимствуют иностранные слова, доводя ситуацию до абсурда: аутплейсмент, аутстаффинг, бренд-менеджер, бэк-офис, клининг, коучинг, мерчандайзинг, ритейл, сейлз, фандрайзинг, франчайзинг, фриланс, хэдхантинг, эккаунт-менеджер, CEO, CV, HR, MBA, бенчмаркинг, дью-дилидженс, инсайдер, гринмэйл, кэш… Это – только то, что приходит в голову навскидку. Как будто употребление английских терминов и копирование западной структуры управления автоматически приближает компанию к западным стандартам! Все эти Собрания акционеров, Советы директоров – это просто символ чего-то, работающего на западный манер.

Зачем им это? Очень просто, я объясню, зачем это надо. Бонусы. Каждый год в крупных акционерных компаниях наступает время, которого с нетерпением ждут все топ-менеджеры (и сотрудники рангом пониже) – период выплат годовых бонусов. Есть даже специальное обозначение этого времени – DOLF (Day of Long Faces), День вытянутых физиономий. Бонусы - это святое.

В мире мода на бонусы началась в 1970-е годы с банковского сектора. У нас же она хлынула сразу на весь частный сектор, хотя банкиры особенно лютуют. Даже в 2008 году, когда в стране бушевала первая волна финансового кризиса, а банки провели сокращение младшего и среднего персонала, при этом многие из них получили многомиллиардную помощь от государства, и ряд банков прекратил выплаты по депозитам своим вкладчикам, но по итогам года бонусы топ-менеджерам были начислены и полностью выплачены. Каковы же суммы бонусов в банках? Для примера, в 2010 году «Сбербанк» выплатил каждому топ-менеджеру по $ 2,3 млн., «ВТБ» - $ 1,95 млн., «Банк Москвы» - $ 2,7 млн. Сами они объясняют такой неадекватный размер бонусных премиальных «борьбой за квалифицированные кадры», поскольку конкуренция за специалистов на рынке труда якобы высока. Видите, какие у нас в России ценные кадры? Куда там немецким аборигенам, таким, как в «Дойче банке» с его бонусами всего лишь в $150 тыс. Ясное дело, что «Дойче банку плевать на свои кадры, да? То ли дело русские «эффективные манагеры», которые умеют закупить буровые установки через оффшор по настолько тупой схеме, чтобы 160 млн. долларов распилить, а полмиллиарда долларов при этом – развеять по ветру. В фильме «Блеф» (это классика про аферистов) мне нравится следующая фраза: «Этот план настолько глуп, что может сработать». Видимо, наши «манагеры» руководствуются теми же соображениями.

Кроме того, я повторяю, бонусы в России выплачиваются далеко не только в банках, но и во всех крупных акционерных обществах (например, в кризисном 2008 году - 1 млн. руб. на человека в «Роснефти» и более 750 тыс. – в «Транснефти»). Если говорить в целом о доходах топ-менеджеров, а не только о бонусах, то в исследовании компании «Эрнст энд Янг» за 2009 год приведены соответствующие данные: «Годовое вознаграждение членов правления госкорпораций и компаний с госучастием в среднем составляет 11,3 млн. руб. В крупных промышленных холдингах на аналогичной позиции в среднем зарабатывают 19,55 млн. руб., а в крупнейших финансовых компаниях - 22,37 млн. руб. В свою очередь, разница между доходами топ-менеджеров третьего уровня, к которым отнесены директора направлений или департаментов, существенно ниже. В госкорпорациях такие вознаграждения составляют 5,34 млн. рублей, в промышленных холдингах и финансовых компаниях - 6,47 млн. руб. и 6,2 млн. руб. соответственно. Вместе с тем, даже зарплаты третьего уровня все равно больше, чем у президента Медведева - 4,14 млн. руб. - и премьера Путина - 4,62 млн. руб. В самой "низкооплачиваемой" девятой позиции зарплаты больших начальников укладываются в диапазон от 634,434 руб. в госкорпорациях до 691,533 руб. в промышленных холдингах».

И всё это – в то время как в России почти три четверти граждан нельзя отнести даже к среднеобеспеченному слою. Наиболее нуждающиеся – около 20,5% граждан с доходами меньше 4,6 тыс. руб. в месяц на душу населения. Низкообеспеченных около 53% – с доходами от 4,6 тыс. руб. до 13,8 тыс. руб. в месяц. В группу «относительно бедных» с доходами ниже среднего уровня, т.е. от 13,8 тыс. руб. до 32,2 тыс. руб. в месяц, попадают 22,5% граждан. Тем самым в России, по данным социологов и статистиков, действительно почти нет среднего класса, ведь около 96% граждан России являются, по сути, бедными и различаются между собой лишь степенью обнищания. Среднеобеспеченными являются лишь около 3% россиян, они получали в 2008 году от 32,2 тыс. руб. до 50,6 тыс. руб. в месяц. На долю высокообеспеченных пришелся 1% населения – это люди с доходами выше 50,6 тыс. руб. в месяц.

Но вернёмся к теме. Наши "эффективные манагеры" представляют собой интереснейший феномен, что метко подметил kononenkome: «Например, при подъезде к любому столичному аэропорту можно видеть выстроившиеся вдоль обочины автомобили. Это ждут прилета самолета встречающие, которые не хотят платить за парковку около здания аэропорта. И ладно бы там стояли одни «Жигули»! Как бы не так! Там стоят «Мерседесы» и БМВ за сто тысяч долларов и с красивыми номерами. Они не хотят платить 150 рублей в час за парковку. А утром эти машины выехали из своих дорогих домов на Рублево-Успенском шоссе и оставили мешок с мусором на автобусной остановке. Ну, чтобы дворники забрали его. Потому что платить за вывоз мусора они не хотят. А вечером эти машины поедут, например, в модный ресторан на Тверском бульваре. Где остановятся посреди проезжей части и включат аварийную сигнализацию – как будто машина сломалась. Потому что им жалко заплатить сто рублей человеку из ресторана за то, чтобы он припарковал машину где-нибудь в правильном месте. Оставить в ресторане 15 тысяч рублей им не жалко – а стольника за парковку им жалко. И это вот нищебродство мы имеем возможность наблюдать в нашей стране на каждом углу. Например, на углу Моховой и Тверской улиц, где перед гостиницей «Националь» в четыре ряда стоят Роллс-Ройсы, а за углом, в двухстах метрах, есть огромная подземная парковка под отелем «Ритц-Карлтон». За сто рублей в час. Да где угодно! Вот почему так? Почему человеку, который купил машину за сто тысяч долларов, жалко заплатить сто рублей за парковку? Нет, не говорите мне, что он потому и накопил сто тысяч долларов, что экономил по сто рублей. Это не так. Причина в другом. Все эти люди свои деньги не заработали. Они получили их случайным образом. Я не знаю, откуда и как – но случайно. И случайные деньги не сделали этих людей богатыми. В душе они остались теми же нищебродами, каким и были. И совершенно неважно, какая у нищеброда машина и где он ужинает. Важно лишь то, что он нищеброд».

Именно такие нищеброды - члены всяких советов директоров, имеют степень MBA, и искренне полагают, что на Западе их считают за своих. Как бы не так – там тоже не любят, когда рвань позорная золотом сорит. Придёт время - и выкинут их из Лондона и Швейцарии, с Кипра и Лазурного побережья, и, конечно же, из США… Когда это случится, надеюсь, особо «эффективных манагеров» у нас примут. С распростёртыми объятиями.

Update: ghj1 выдвинул свою версию причин странного поведения таких нищебродов.

Map

Tags: "эффективные менеджеры", Позор, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →